Пес неохотно повернул в мою сторону голову, но с места не тронулся. Я подошел поближе и протянул ему мое угощение

Старый пес неподвижно сидел среди скал на берегу моря. Я давно наблюдал за ним. Пес неотрывно смотрел вдаль, как будто кого-то ждал. Я пришел сюда еще утром, а уже приближался вечер, а он все сидел на одном месте. Я развернул пакет с едой и понес ему бутерброд.

Пес неохотно повернул в мою сторону голову, но с места не тронулся. Я подошел поближе и протянул ему мое угощение. Пес бегло глянул на меня и отвернулся. Грустные глаза его слезились, шерсть клочьями свисала с худых боков, облезлый хвост неподвижно лежал на камнях. Во всей его позе было столько тоски, что у меня сжалось сердце.

Одинокий старик сидел передо мной, старый, никому не нужный. Кого он ждет, глядя на море? Куда он пойдет, когда стемнеет? Есть ли кто-нибудь, кто его покормит и приласкает? Я решил подождать. Мне некуда было спешить. Я приехал в это забытое богом местечко, что бы отдохнуть от городской суеты, и дописать свой роман. Вчера вечером снял комнатку у одинокой старухи и вот с утра валяюсь на пустынном берегу, наслаждаюсь одиночеством. За весь день не появилось ни души на этом диком пляже, только я и этот старый пес, сидящий на плоском камне у самой кромки прибоя. К бутерброду он не притронулся, а ведь не ел целый день.

Солнце медленно опускалась в море. Легкий ветерок поднял небольшую волну, посвежело. Слух уловил чьи-то осторожные шаги, я увидел свою хозяйку. Она медленно спускалась по тропинке к пляжу. Меня она не видела за большим камнем и шла к собаке, что-то тихонько говоря ей ласковым голосом. Пес встал и легонько пошевелил хвостом. Женщина подошла к нему и потрепала его по голове. И тут она увидела бутерброд, резко выпрямилась и обвела пляж тревожным взглядом. Я поднялся и пошел к ним.

— Добрый вечер Анна Егоровна! Я хотел покормить пса, но он не взял еду, а ведь сидит здесь с утра. Кого-то ждет, похоже.

— Да, ждет. Вот уже три года ждет. Это он моего мужа ждет. Это наш пес, зовут его Самсун, а еду у чужих он не возьмет. Самсун, ешь, это наш человек, он тебя не обидит.

Собака осторожно взяла в зубы бутерброд и быстро с ним расправилась. Потом глянула в мою сторону и негромко гавкнула. Поблагодарила.

— Идем домой, Самсун. Сегодня уже никто не приплывет, — и тихонько добавила. — Да и завтра тоже, и послезавтра не вернется наш хозяин, жди, не жди. Идем.

Мы медленно поднимались по крутой тропинке, и Анна Егоровна рассказывала свою горькую историю. В тот день ее муж Степан Ильич с соседскими парнями, как всегда, собирались на рыбалку. Все было, как обычно, но вот Самсун вел себя странно, он нервно лаял, вертелся под ногами, всем мешал, и Степан на него прикрикнул, чего обычно никогда не делал. Пес отошел в сторону и жалобно завыл… Если бы знать, что пес чуял беду и предупреждал рыбаков о ней! И беда пришла. Уже в полдень неожиданно поднялся сильный ветер, небо потемнело, загрохотал гром и хлынул ливень. Разверзлись хляби небесные! Буря бушевала всю ночь.

Рыбаки не вернулись. Видать погибли. Вот Самсун и ждет их до сих пор. Ни одного дня не пропустил. Он бы и ночи сидел на берегу, но Анна Егоровна каждый вечер идет на берег и приводит собаку домой.

Только ее и слушается, а то бы с голоду подох на пляже. А он уже старый пес, пора ему на покой, но он ждет хозяина, верно ждет того, кого не смог предупредить о наступающей гибели. Не смог спасти.

На следующий год я опять приехал сюда, вместе с сыном. Хотелось узнать, жив ли Самсун, все также ли ждет хозяина, которому не суждено вернуться. Проезжая мимо пляжа, мы остановились у знакомого обрыва. Самсуна на берегу не было. Набегающие волны облизывали камень, на котором обычно сидел верный пес.

Анна Егоровна поведала о смерти Самсуна. Она вечером, как обычно, пришла на берег, но застала пса уже мертвым. Он лежал на том же камне и волны лизали ему вытянутые лапы…

Пес неохотно повернул в мою сторону голову, но с места не тронулся. Я подошел поближе и протянул ему мое угощение