Быть счастливыми вместе, что ещё нужно человеку?

Утро, как всегда началось со скандала. Что поделаешь? Я мешала жить молодой семье в своей собственной квартире. Дочь забежала с криками:

— Ну дай нам пожить спокойно! Неужели ты не видишь, что мешаешь нам?

— Чем же я тебе мешаю, доченька? Кушать готовлю, в квартире убираюсь, за детками смотрю…

— Мой муж отличный дом престарелых присмотрел. Жить в одной квартире с тобой не желает! Сказал, что, если ты не уйдешь, он покинет меня с детьми. Ну не на улицу же мы тебя выгоняем!

Такие скандалы повторялись ежедневно. Мой муж умер, теперь живем в двухкомнатной квартире все вместе. Возможно, площади на всех не хватает, но это не повод выгонять свою мать или сдавать ее в дом престарелых.

После одной из таких ссор, я собрала свои вещи и переселилась в дом престарелых. Устроится на новом месте было сложно. Все здесь казалось мне чужим и жалким. Старая полуразвалившаяся кровать и тумбочка – вот все мое имущество в новой обители. Радовал парк за окном. Здание же было старым и полуразвалившимся. На стенах везде грибок, а в помещениях царила жуткая антисанитария. Тут я познакомилась со своей соседкой Глафирой. Ее сдал сюда сын, предварительно продав мамину квартиру. Обещал поселить ее в новом, красивом доме, но вон как вышло.

Мы решили с Глафирой поддерживать друг друга, раз это все, что у нас осталось. Однажды я позвала соседку в парк:

— Глаш, что мы как старухи взаперти сидим? Пошли свежим воздухом подышим?

Так мы стали много времени проводить в парке. Огромная зеленая территория у нашего нового дома радовала глаз.

Однажды на прогулке к нам подошел Петрович. Он работал в доме престарелых дворником. Мечтал здесь отыскать свою вторую половинку. Всю жизнь этот степенный мужчина отдал военной службе. Семьи у него не было, но вот на старости лет захотелось, чтобы родная душа была рядом. Надоело ему одиночество.

Он сразу заметил, что Глафира гуляет с новой постоялицей. Поговорили о том, о сем и разошлись. Вечером он принес нам корзину яблок со своего участка. Они были очень вкусными. Глафира наметанным глазом поняла, что я понравилась Петровичу. Иногда он заходил к нам на чай с пирогами. Мы привыкли к этому удивительному человеку. Мне он тоже понравился. А Глафира часто подшучивала:

— Что ты, Валентина, еще и думаешь? Мужик он хороший, а так тут одной век куковать.

Внимание Григория Петровича, безусловно, было приятно. Перед самым Новым годом он зашел к нам и пригласил отпраздновать у себя дома.

— У меня там елочка наряжена! Стол накрыт! Что вы будете здесь-то праздник встречать? А так и мне веселее будет.

Мы с Глафирой переглянулись. А ведь почему бы не съездить-то? Стены престарелого дома никуда от нас не денутся. И мы согласились.

Вечером Петрович заехал за нами на стареньком потрепанном москвиче, и мы поехали к нему в гости.

— Да ты завидный жених, оказывается, Григорий Петрович! – весело пошутила Глафира.

Праздник отметили душевно в добротном доме Петровича. Видна везде была рука хозяйственного мужика. Рядом располагалось еще одно строение. Это был дом родителей Петровича. Вначале он хотел продать родительскую усадьбу, да рука не поднялась.

После праздника Григорий Петрович, немного помявшись, сделал мне предложение:

— Валентина! Выходи за меня замуж! Никогда никому предложений не делал… Может что-то не так говорю…

Глафира тоже стала добродушно подтрунивать надо мной. Я не долго размышляла. Ответила Петровичу согласием. Но это не все сюрпризы, которые он нам приготовил. Мужчина предложил Глафире перебраться в родительскую усадьбу. Здание пустовало, а так там снова будут жильцы. Да и со мной разлучаться не придется. Спустя какое-то время мы переехали.

Долгое время я еще злилась на дочку за ее непорядочное поведение, но потом поняла, что, если бы не сложились так обстоятельства, я не встретила бы такого хорошего человека. Поэтому, все что не делается – к лучшему.


Быть счастливыми вместе, что ещё нужно человеку?