Это было в начале 90-х. Пришла однажды с подругой в детдом… и сегодня я мама 21-го ребенка

Вера Яматина из города Нижний Новгород является мамой 21 ребёнка!

Первый приёмный ребёнок

Это было в 1992 года. Приятельница моя решила ребёнка усыновить, а самой страшно идти туда было, поэтому попросила меня. Там мой взгляд зацепил мальчишка, лет трех. Он тихонько сидел себе за столом, пока другие дети носились по залу. Мне сказали, что ребёнка зовут Саша, и это его нормальное поведение. Он ни с кем не разговаривает, даже не кушает, если не покормить.

Я узнала, что его матери уже нет в живых, умерла от туберкулёза. Отец беспробудно пил. Несколько дней Саша громко плакал практически беспрерывно, а соседи думали, что это суровое отцовское воспитание.

Только потом, когда учуяли неприятный запах из квартиры, вызвали полицию. Когда выломали дверь, ужаснулись: отец мертвый лежит, уже начался процесс разложения, а рядом с ним малыш без сознания. Есть мнение, что трупные черви к живой плоти равнодушны. Теперь я знаю, что это неправда. Саша искусан был весь, так что шрамы остались по всему телу.

Дома обсудили все с мужем, решили, что возьмём мальчика себе. Директор детского дома все удивлялся: пятеро детей есть, шестой зачем? Сперва мы забирали Сашку в выходные дни и каникулы. Потихоньку он стал привыкать, что-то говорить хоть и невнятно, контактировать с детьми. Только фобия у него странная обнаружилась, компота боялся как огня.

Директора наши успехи порадовали, вскоре мы смогли забрать мальчика совсем. Он позанимался с логопедом, в школе хорошистом был. Сашке уже за 20, очень хороший парень, трудится на заводе.

В семье и правда 21 ребёнок. Большая часть из них приёмные (13 человек). Сама я родила восьмерых, шесть раз подряд были мальчишки, а потом появилась наша первая девочка, а за ней и вторая уже.

После рождения первой доченьки в семье стали появляться приёмные дети. Но обязательно у каждого ребёнка интересовались, согласен ли он принять нового брата или сестру.

О призвании

Училась я в педагогическом, потом работала в детском саду. Так привыкла к первым воспитанникам, страдала долго, других детей так и не смогла полюбить. Муж посоветовал на детского врача выучиться: общаться с детьми надо, а вот привыкать не обязательно. Так и сделала. Работала в больнице, в отделении для детей. Потом занимала должность медсестры в саду. Мои знания очень помогали мне, потому что дети, которых я брала, чаще всего с проблемами.

О других детях

После Саши у нас в семье появилась Таня. При рождении её вес недотягивал и до двух килограмм, а врачи диагностировали двухсторонний парез. Мама отказную написала, а мне тогда показалось, что «кто, если не мы». Все только удивлялись, зачем мне такая нужна, ведь инвалидом, скорее всего останется на всю жизнь.

Танюшку мы очень оберегали. Так любили и заботились! Она ходит в 9 класс, развитый ребёнок, как все. Но на ноге одной немого деформированы пальчики. Это Тане никак не мешает: ходит уверенно, занимается многими видами спорта успешно.

В 1998 году не стало моей родной сестры… У неё пятеро детей осталось, в другом городе жили. Потом её муж стал просить, чтобы мы кого-то из деток забрали. Так у нас появились две девочки и мальчишка. До самых 18 лет и жили у нас.

Когда я работала в детском отделении, привезли двух девчонок, маленьких с рахитом. Одна совсем крошка, месяц был. Одета в лёгкую пелёночку, а другой – год, примерно. Прямо попой неодетой на лавочке сидела, на кофточку прикреплена бумажка, на которой написано «Светлана».

Малышке дали имя Руслана. И их я тоже бросить не могла, теперь наши.

О бескорыстии

Я обратила внимание, что Светочка никак не реагирует на шум. Мы ходили к ЛОРу постоянно, там успокаивали: все в порядке. Да и реагировали как-то непонятно. Вроде как девочка же приёмная, как опекун деньги получаешь и ладно. Зачем таскать по врачам?

Потом по рекомендации мы со Светланой отправились в частную клинику, где доктор искренне удивилась, почему я не заметила раньше, что ребёнок глухой. Я билась в истериках и не понимала, почему ни один ЛОР не заметил этого.

Понадобилась операция, очень дорогая. Мне как-то и в голову не пришло сообщить, что Света сирота, другими мыслями занята была. Муж сразу предложил продать наш дом двухэтажный в саду.

Делать нечего, отдали за те деньги, которые требовались на операцию. В реале эта недвижимость стоила гораздо больше, но здоровье ребёнка было важнее.

Операцию сделали, а спустя несколько суток я получила грамоту от губернатора как многодетная мать. Торжественное вручение транслировали по телевизору. После этого главный врач больницы, в которой Светочке операцию делали, ругался, почему не предупредила, что такая у нас ситуация… Деньги мне вернули. Конечно, такой большой дом и сад мы больше не купили. Но к Свете вернулся слух!

Об Иере

Иеру я считаю своим самым большим достижением. Её родная мать родом из Туркменистана. Рожала не замужем, поэтому и убежала в Нижний Новгород. Малышку, конечно, бросила.

Родилась она слабая, диагноз ДЦП, эпилепсия. Многие удивлялись, не скрывая. А мы Иерочку любим сильно. Массажики делали, дорогие лекарства покупали. Теперь она в школе, учится почти на отлично, ходит, память у неё отличная.

О личной трагедии

Родной сынок, первый сын Денис погиб, когда ему 20 лет было. Служил в Североморске. Мы переписывались всегда, а тут вдруг ни ответов, да и наши письма все обратно приходили. Целых шесть месяцев искали Дениса, с помощью губернатора узнали, что он находился в госпитале. Приехали туда, он весь побитый, в тяжёлом состоянии. Успела попрощаться, умер он.

До сих пор тяжело. Что там произошло, тоже не известно.

О муже

Наш многодетный отец, Сергей Анатольевич, профессиональный плотник. Нам вручали большую награду в денежном эквиваленте. Так он и старшие сыновья дом возвели с нуля. Здесь и живём. Старшие дети и деньгами помогли, хоть некоторые из них уже отдельно проживали. У нас на участке есть баня и хороший сарай для живности – все Сергей сам сделал.

Сегодня его должность – «Приёмный родитель». Я воспитываю, занимаюсь образованием. Муж по хозяйству хлопочет. Что касается воспитания, Сергей часто строже, чем я. Иногда объясняет мне, в каком моменте я была не права.

Он – самый лучший супруг. Мы дружим с детства, именно я проводила его на срочную службу. Мы больше сорока лет вместе, а я все ещё чувствую, как он меня любит.

О взаимоотношениях

В нашей семье не принято упоминать, что кто-то из детей приёмный. Все свои, родные. Бывает, что кому-то из деток требуется больше контроля по учёбе. Дети редко ругаются. Мы научили их друг друга всегда поддерживать.

Те детки, которые с нами не живут, обязательно приезжают со своими семьями на праздник. Тогда у нас в доме столько радости!

О зароке

Мне было 10 лет. Случилось несчастье с моей мамой, она оказала жертвой преступника, получила ножевое ранение и впала в кому. Мне пришлось пожить в интернате. Там мальчишки издевались над слабыми, били. И тогда я зареклась, что повзрослею, и у меня будет большая дружная семья. Я с самой школы утверждала, что у меня будет 20 детей. Хотелось их осчастливить, дать лучшее. Сверстники смеялись над моей мечтой. Но я жила с этой мыслью всю жизнь, и теперь у меня есть все, о чем я мечтала.


Это было в начале 90-х. Пришла однажды с подругой в детдом… и сегодня я мама 21-го ребенка