Те роковые 10 дней превратили мою жизнь в настоящий ад…

Каждый год с семьей мы ездим отдыхать на горнолыжную базу. Этот год не стал исключением. Поехать мы решили накануне 8 Марта. Пробыли там несколько дней, а потом случилась трагедия…

Сначала все шло отлично: мы много катались, гуляли на свежем воздухе, строили планы на будущее. 10 марта у меня было какое-то странное предчувствие. Я практически не отходила от сына. Материнское сердце почувствовало беду.

Мой мальчик неудачно приземлился и ударился спиной. Мы с мужем сразу перенесли его в наш домик и вызвали скорую. В больнице нас ошарашили: компрессионный перелом позвоночника в двух местах. Я чуть не потеряла сознание. Врача на месте не было. Сина положили в палату, а нам сказали приехать завтра.

Целую ночь я не сомкнула глаз. На утро, когда мы ехали в больницу, муж вдруг повернулся ко мне и сказал:

— А ты не обратила внимание, ведь я на том же месте год назад сломал ногу!

Я только кивнула в ответ – у меня не было сил вникать в данную ситуацию. Когда мы приехали в больницу, я бросилась в палату к сыну. И тут моему взору открылась душераздирающая картина. Мой мальчик … сидел. И это при переломе позвоночника… Чем занимался персонал больницы? Почему ему никто не запретил делать это?

У меня все внутри оборвалось. Я быстро позвонила знакомому хирургу и попросила принять сына на госпитализацию. Он согласился, подробно рассказав, как транспортировать ребенка с такой проблемой.

Медработники не хотели нас отпускать, пугая всевозможными осложнениями. Но я чувствовала, что все делаю правильно. Вечером мы доставили ребенка в больницу к знакомому хирургу. Нашему мальчику наложили гипс. Он должен был носить его целых три месяца. После этого сына ждали еще три месяц в специальном корсете…

Муж всячески поддерживал меня и обещал, что все будет хорошо. Как назло через девять дней у него была вынужденная командировка в тот городок, вблизи которого находилась база. Я не хотела, чтобы он бросал нас в такой сложный момент, но смирилась.

Муж должен был вернуться двадцатого марта рано утром. Однако он вообще не приехал… Я чувствовала, что что-то не так… На следующий день мне сообщили ужасную новость. Больше его нет… Муж умер двадцатого марта. Разбился на машине вблизи того места, где так пострадал наш сын.

У меня не было слез, не было чувств, не было реакций… Я превратилась в сплошной клубок боли. Всего десять дней обернули мою жизнь в настоящий ад. Я не существовала и не жила… Я догорала.

Мой ребенок? Если честно, мне было наплевать, что с ним будет. Я понимала, что осталась совсем одна. Просто садилась на стул и часами смотрела в экран неработающего телевизора.

Друзья и родители постоянно находились возле меня. Уже потом я поняла – они боялись, что я могу наложить на себя руки. По ночам ко мне приходил муж и я молила его забрать меня с собой…

Очнулась я в тот день, когда с сына сняли корсет. Он подошел ко мне, обнял меня и сказал:

— Мамочка, я люблю тебя! Вернись!

И я вернулась. Ради сына! Во имя моей любви к мужу…


Те роковые 10 дней превратили мою жизнь в настоящий ад…