«Сынок забери меня на Пасху домой. Я здесь не выдержу…» Старик ждал, но за ним так никто и не приехал!

— Я не хочу и уже не способен здесь находиться. Плохо мне тут. Ты забери меня к себе хоть на небольшой срок. А, Вась? — просил у своего сына Петр.

— Хорошо, папа, праздники совсем скоро, через пару дней заберу.

Сын повернулся и начал вглядываться в оконный проем, а Петр в нервном возбуждении стал передвигаться по палате. Он даже поделился с Василием хорошей новостью о том, что ему уже несколько лучше. Потом он долго вглядывался в окно и любовался весной… Новой жизнью, которая расцветает прямо за окнами.

«Домой забирают не всех. Тут остаются только сильно больные старики или те, кому и податься некуда!» — размышлял Петр.

Его сердце бешено колотилось в груди от радости скорой встречи с домом, в котором он когда-то жил.

«Мария… Приеду домой и первым делом пойду к тебе на кладбище. Я до сих пор не могу поверить, что тебя уже давно нет. Как так получилось? Не знаю. Пустота, запах лекарств, белые стерильные стены. Это все угнетает мой рассудок и мое сознание. Господи, просто дай мне шанс оказаться дома на несколько часов или дней. Я просто хочу увидеть могилу Марии, посидеть рядом с ней. Побродить по коридорам своего дома. Потом? Мне не важно, мне просто уже все равно».

— Вера, я хочу забрать отца к нам, — умоляюще взглянул на жену Василий.

— Ты же в курсе, что Петр болен туберкулезом. Доктор сообщил, что он представляет опасность для всех. Он просто заразит нас и детей, — парировала жена.

— Доктор сказал, что при кашле уже не выделяются туберкулезные палочки и никакого риска общение с отцом не несет, — робко попытался возразить Василий.

Вера была непреклонна. Она категорически запретила мужу привозить его больного отца домой. Она сказала супругу, что лечение дорого стоит и так, поэтому потом здоровье всей семьи будет под большой опасностью.

Вечером была истерика. Сначала Вера долго молчала, после чего начала рыдать. Жена плакала, обвиняла Василия в том, что он ее вовсе не любит и ее здоровье ему просто безразлично. Мужчина дрогнул. Он стал целовать влажное от слез лицо, пытался успокоить супругу. Под конец парень сказал, что с его папой ничего не случится, если он побудет на Пасху в больнице.

Весь субботний день Петр провел возле окна. Он с тоской смотрел на начало весны, наблюдал за медленными безразличными облаками, спокойно плывущими по небосводу. Его сердце замирало от волнения от каждого шороха. Мужчина ждал своего сына.

«До закрытия больницы еще много времени. Ты заберешь меня, сынок, обязательно заберешь!»

— За тебя распяли, Иисус? — громко сказал старик. — Ты пострадал за людей. Ты сам был чист душой и полностью безгрешен, но мы не такие. Ты прости нас за все те нечеловеческие страдания, которые тебе пришлось пережить по нашей милости. Я слышал, как доктор говорил Васе, что я полностью безопасен. Никакого риска. Никакого. Но он за мной так и не приедет.

Вечером в больницу принесли простой ужин: немного каши, фруктов и пара кусочков хлеба.

— Вас не забрали? — поинтересовалась у Петра медсестра.

Старик промолчал. Спазм обиды сдавил его горло и ему было трудно говорить. Он даже не притронулся к еде и продолжал молча лежать на кровати, безучастно глядя в потолок.

Вдруг Петр ощутил присутствие своей умершей жены. Он ощутил ее теплый взгляд на своем лице. Сердце стучало в груди с невероятной силой. Всю ночь Петр пролежал с открытыми глазами. Он видел, как теплый свет луны ласково убаюкивал больничный корпус, но не обращал на эту красоту никакого внимания. Ему все было безразлично. В его глазах были только грусть и страдание.

Праздничным утром Вера с Василием и детьми пошли в церковь. После службы они было собрались ехать к Петру, но так и не попали в больницу. Верины родственники неожиданно нахлынули в гости и перечеркнули все планы. Дружное семейство поместилось за большим накрытым столом и поздравляло друг друга с Пасхой.

Вечером Василий ощутил сильнейшую грусть и щемление в сердце. Он вспомнил, как когда-то в детстве лежал в больнице после операции по вырезанию аппендицита. Посетителей к нему не пускали. Вот только потом мальчик увидел в окно улыбающееся лицо отца. Оно и стало для него той невероятной поддержкой и опорой. Мужчина всю ночь простоял возле больницы, пока ему не разрешили свидания с сыном.

Гости ушли, сын лег спать. Василий грустный и задумчивый сидел на стуле и размышлял о чем-то своем. Вера была с ним ласкова и нежна. Она шептала мужу горячие слова любви и просила не расстраиваться по пустякам. Утром женщина собрала сумку с продуктами, положила туда все самое лучшее и отправила Василия в больницу.

Уже в корпусе тревога мужчины усилилась. Здесь стало тише. Гнетущая пустота сдавила его легкие. Не дожидаясь лифта, он пустился бегом по лестнице. Кровать отца была пуста. Постельного белья уже не было.

— Обширный инфаркт, — сказала ему подошедшая медсестра. — Мы пытались помочь, но ничего сделать не смогли.

Василий узнал, что его папы не стало именно на Пасху.


AikarambA
«Сынок забери меня на Пасху домой. Я здесь не выдержу…» Старик ждал, но за ним так никто и не приехал!
Звезда «Бумера» Сергей Горобченко помог маме победить болезнь, из-за которой ей сделали операцию на лице