Стать матерью двоим неродным детям в 27 лет… это было уж слишком

— Теперь вы будете жить здесь, – рядом со мной стояли двое мальчишек и испуганно на меня смотрели, а я махнула рукой на просторную комнату.

— Располагайтесь, к потом приходите кушать будем.

У мужа я тихонько поинтересовалась, от разных ли они отцов.

— Да, я же тебе рассказывал. Не помнишь?

Мне как-то ничего не запоминалось с того самого момента, как супруг решил, что мальчишки теперь будут жить с нами. Это по-человечески, да. Нельзя оставлять их в детском доме, когда есть родственники, но мне двадцать шесть лет. И так внезапно становится мамой для двоих детей…

— Витя, ты же считаешься дальним родственником. Карина была тебе не родной сестрой, неужели нет никого ближе, чем мы?

— У неё брат родной остался, но жена категорически не хочет брать мальчиков. Тем более условий нет.

Можно подумать я очень хотела! Я уже придумала, какой ремонт будет в нашей с мужем спальне, знала, какую мебель куплю.

А теперь ни ремонта, ни мебели.

— Сестра незамужней была, – муж все продолжал, – родила, зная, что сама воспитывать будет.

— И не страшно же было.

— Света, ну кто ж знал, что молодая женщина без всяких на то причин просто умрет от остановки сердца.

Тольку и Сашку сначала приютила бабушка, но она сильно заболела, поэтому детей пришлось оформить в детдом.

Я так надеялась, что Ирина Михайловна, подлечится и снова возьмёт ребят к себе. Но нет.

Муж мальчишек любил, часто гостил у сестры, когда та была ещё жива.

Впервые дни оказалось особенно тяжело. Дети были покладистыми, делали, все, что попрошу. Но к нам относились, как к посторонним, даже к мужу.

— У них стресс, Света. Все будет по-другому, когда они привыкнут.

— Тебе легко говорить, ты до вечера на работе.

Вите пришлось искать ещё одну работу. Денег стало не хватать. Толя отправлялся в первый класс, а Саша – в третий. Нужна была одежда, канцтовары.

Мальчишки покорно соглашалась со всем, что бы я не предложила. В итоге я как-то сорвалась на Сашку. Он смотрел на меня, а глаза стали мокрыми от слез.

— Воспитательница учила, что надо со всем соглашаться. А то отправите обратно, в детский дом.

— Теперь послушайте меня! Вы живёте с нами до самого совершеннолетия, а потом только уедете, у вас будут свои семьи. Ясно?

Мальчишки кивали, а Толька даже, кажется, улыбнулся. Впервые.

— Никому мы не собираемся вас отдавать.

Дни шли быстро и стремительно. Я уставала и ложилась спать уставшая. Ужасалась: как же живут многодетные семьи. А мальчики друг друга защищали всегда, очень дружили.

Бабушка приехала, когда Толя был в пятом классе. Новость мальчикам не понравилась.

— Бабуля занятой человек. Не думаю, что она приедет надолго.

Она выглядела очень ухоженно и женственно. Не похоже, что у неё были проблемы со здоровьем.

— Не хочу тратить твоё время, Свет.

Откровенно говоря, мне стало страшно. Я ждала милую бабульку, испекла пирог, заварила чай. От всего этого она отказалась. Но чашку кофе выпить согласилась.

— Я очень благодарна вашей семье за то, что взяли на себя мальчиков. Но я понимаю, какой это якорь. У тебя и своих детей ещё нет.

Я напряглась: к чему бы эта речь?

— Предлагаю забрать Сашу. Обеспечу ему место в военном училище.

— Да как же их разлучать? Мальчики и так остались без родителей.

— Но мы же есть. Будете видеться на летних каникулах.

— Нет, дети уже прижились. Мы тоже их любим.

Бабушка взяла меня за руки.

— Света, вы собираетесь заводить общих детей?

— К чему этот вопрос?

— Вы сейчас ничего не понимаете. Эти дети никогда не станут настолько родными! Они не примут новых детей в семью, будут их ненавидеть!

Я подскочила со своего места и почувствовала сильнейшее головокружение.

Бабушка неоднозначно посмотрела на меня и отправилась к выходу.

— Мне нужно поговорить с Витей. Официально он – опекун.

— Поговорите и услышите то же самое.

Я не смогла проводить бабушку. После головокружения поступила тошнота. Наверное, я очень сильно устала. Следующая неделя прошла мутно: я не могла есть, раздражалась, хотела спать. Муж свозил меня к доктору:

-Примите мои поздравления. Семь недель беременности.

Меня будто ошпарило. Какая может быть беременность?

Но на удивление муж был счастлив, дети – тоже. Обо мне заботились, старались разгрузить и не волновать.

— Это от бабушки. – сказал однажды муж, держа в руках письмо.

Было страшно читать, но мужу я сказала решительно – мальчиков не отдам.

«Светочка и Витя, здравствуйте. Недавно я узнала, что у вас будет ребёнок. Я искренне вас поздравляю. Но я сама убедилась, в каких условиях вы живёте. Теперь вам понадобится больше места, поэтому я дарю вам свою квартиру. Можете связаться с моим юристом, он все расскажет. Жильём распорядитесь по своему усмотрению.

Искренне желаю вам счастья».

Нас с мужем новость ошарашила, но от квартиры мы не отказались. К юристу Витя съездил и сообщил мне, что бабушкино завещание все составлено на Сашу и Толю.

Вскоре я родила дочь. Новым составом мы жили уже в большой просторной квартире. С бабушкой мы общаемся: теперь она желанный гость в доме.

С рождением дочери я осознала, в чем истинное счастье для меня. И почему я жила без этого так долго?


Стать матерью двоим неродным детям в 27 лет… это было уж слишком