Старушка лишь прошептала «Простите, я не специально…», а с ее глаз градом потекли слезы

Стелла Васильевна редко выходила из дома. С каждым годом ей все труднее давались эти подъемы на четвертый этаж. Хорошо, иногда к ней в гости заходили бывшие ученики и помогали пожилой женщине: кто за продуктами метнется, кто просто посидит и что-то хорошего расскажет…

Сегодня у нее был особенный день. Она собралась к подруге на день Рождения. Нашла в закромах старенькое платье. Достала новые колготки и белье. Сверху накинула легкий плащик в клеточку.

На улице было солнечно и по-весеннему тепло. Вчера обильно прошелся дождь и везде виднелись глубокие лужи, в которых отображались деревья и дома. У Стеллы Васильевны было отличное настроение. Она спешила за праздничным тортом и цветами.

Возле арки необходимо было перейти дорогу. Женщина аккуратно начала свой путь. Она опиралась на палочку и с опаской смотрела по сторонам.

Вдруг откуда не возьмись выскочила красная машина и окатила старушку с ног до головы. Женщина застыла в немом испуге. Грязь угодила ей на лицо и стекала по нему ручьями.

Из авто выскочила молоденькая девушка в ярком фиолетовом платье.

— В чем дело? Ты что, не можешь быстрее шевелиться? – начала она орать.

— Так здесь же переход. Спешить не положено. – начала было заступаться за себя старушка.

— Вишь как вырядилась? Ты что? На девичник собралась? Старая кляча! Да ты себя в зеркало видела? – и девчушка нагло заржала.

У Стеллы Васильевны начали предательски дергаться губы. Она лишь прошептала зачем-то «Я не специально!» и заплакала. Для чего она извинялась перед этой пигалицей, которая так необдуманно и хамовито поступала с посторонним пожилым человеком?

Вдруг возле старушки остановился джип. Из него вышел красивый мужчина средних лет.

— Виктория! Что здесь происходит? – спросил он у пигалицы.

— Виктор Петрович, все хорошо. Вот старушенция какая-то медленно пешеход переходила. Я ее чуть не сбила. Неужели нельзя двигаться быстрее? – начала она свою тираду.

— Здравствуй, Витя! Как же ты повзрослел! – сказала старушка и улыбка заиграла на ее грязном лице.

— О, Боги, Стелла Васильевна! Неужели это вы? – Виктор Петрович бросился к женщине и поцеловал ее старые руки. – Как вы? Как ваше здоровье? Может чего-то надо?

Вика стояла просто в ауте и от удивления открыла рот. Виктор Петрович с благодарностью еще раз посмотрел на женщину, а потом тихо обернулся к девушке и сказал всего лишь несколько слов:

— Ты хамка! Давай собирай свои манатки – ты уволена. И не в одну нормальную фирму тебя никто не возьмет! Я позабочусь.

— Витенька, не делай зла! Она не нарочно, просто воспитана так… молодая зеленая… — вздохнула Стелла Васильевна.

— Это уже не наши с вами проблемы. Садитесь в машину – я вас сейчас отвезу в свой магазин, пусть там вам новые вещи дадут. И потом вас отвезу, куда вы собирались.

— Витенька, а давай без вещей! Ведь это тлен. Давай ты лучше со мной заедешь к Серафиме Максимовне. Твоя учительница литература так рада будет видеть своего лучшего ученика. Ведь у нее сегодня день Рождения. Расскажешь нам тот стих, за который ты получил первое место!

— Хорошо, Стелла Васильевна, как скажите! – улыбнулся Виктор Петрович и повел свою любимую учительницу к машине.


Старушка лишь прошептала «Простите, я не специально…», а с ее глаз градом потекли слезы