Повезло мне ехать в одном купе с «Яжематерью» на всю голову

В пятницу мы с подругой сдали последний экзамен. Перед предстоящей практикой осталось всего пару недель отдыха, поэтому в тот же день мы заказали два билета на поезд. Обрадовались, что свободные места были только в купе. Как это водится у студентов, учили мы все в последнюю ночь и обе жутко устали. Думали, выспимся, ведь ехать долгих 16 часов.

Заходим в купе и «радуемся». В попутчики нам достались молодые родители с дитем месяцев девяти. Переодевшись, решили поужинать. Дело к ночи, а мы из-за экзамена даже позавтракать не успели. Уселись за столик, купили у проводницы чай. Едим. Тут и началось.

Наша новая знакома «Яжемать» со сморщенным лицом и протяжным «фуу» стала раздевать кричащего ребенка. Стойкий неприятный запах установился не только в нашем маленьком помещении, но и за его пределами. Тщательно и медленно попутчица обтирала ребенка влажными салфетки. Едкий запах детской неожиданности мешался с запахом (кажется) лаванды.

Справившись, грязный подгузник она тут же понесла в мусорку. Мелкий лежал полураздетым и дергал ногами. Видимо, свои дела он доделать не успел, потому что в нас с мощностью чуть ли не пожарного шланга полилась струя. В моче была я, мое постельное, мой бутерброд.

От неожиданности я вскочила с криком и выбежала из купе. Папа ребенка отреагировал тут же  — просто ржал на весь поезд. Мать присоединилась к его дикому смеху, когда пришла и узнала, что произошло. Успокоившись, родители пожали плечами. Дети есть дети.

Молчать я не стала и рассказала, что мне плевать, что еще умеет ее ребенок, и до какого расстояния ранее дотягивалась его струя. Посоветовала тщательнее следить за чадом и впредь не выставлять на показ его «неожиданности», когда люди едят.

Маманя уже была наготове (нет, не принести свои извинения), а ругаться со мной.

Разбушевавшуюся «Яжемать» тут же усадил на место муж, который, кстати, открывал очередную бутылку пива. Далее родители вели диалог о том, что малолетки не могут осознать, что такое ребенок и вообще мы глупые.

Попутчица громко восхищалась своим сыном, предвосхищая ему счастливое будущее и надеялась, что когда он вырастет, обязательно станет защищать ее. При этом она чуть не прожгла меня взглядом так, будто за это недоразумение должна извиниться я.

За ночь малыш почти не уснул. Он вопил так, что к нам приходили с других купе с просьбой успокоить ребенка. Муж и жена гавкали друг на друга, «Яжемать» то одевала ребенка, то раздевала до памперса. Орала, что не может понять, чего ему нужно. И что виновата тяжелая дорога.

На просьбы мужа покормить сына, она рявкала, что сама знает, когда он голоден. А когда, наконец, мужчина развел кашу и дал мелкому бутылку, он наелся и просто уснул.

Мы приехали. Перед выходом на нас сочувственно смотрели проводники. Говорят, что редко попадаются такие мамашки.

Да меня и не ребенок раздражал. Он мало, что понимает и следует инстинктам. А вот мама…


Повезло мне ехать в одном купе с «Яжематерью» на всю голову