Однажды я нанёс тёще глубочайшее оскорбление

Сестра моей жены попала под сокращение. Больше не могла оплачивать съёмное жилье. Жена умоляла:

— Это всего на пару месяцев! Я не могу ей не помочь!

Первая неделя

На завтрак оладьи. Борщ, мясо и компот – на обед. Дома всегда пирожки или пицца. С утра и до вечера на собеседованиях. И как на все времени хватает?

Вторая неделя

Видимо, это была пробная версия… Заходит на кухню и скучно спрашивает, есть ли в доме еда. Съедает все, лениво одевается на собеседование.

Третья неделя

Ушла на собеседование в том самом платье жены, которое:

— Ну давай купим, оно мне идёт, на него скидка!

Купили – убил половину зарплаты. Несколько месяцев висело в шкафу, а теперь (какое счастье) пригодилось!

Вернулась под утро, не в лучшем виде, легла спать. Вернулись с работы – она только проснулась. Сделала кране недовольный вид, когда сказал ей, что не пойду за минералкой.

Четвертая неделя

— Я нашла работу!

В мыслях я плясал.

— Только есть условие. Там нужна машина. Корпоративное авто забирает лишние деньги, а ты повозишь жену на работу, пока я буду на её машине таксовать. У вас все равно две.

Чуть не выразился…

Жене машину жалко, свояченица дальше продолжает поиски. Количество собеседований уменьшилось вдвое.

Пятая неделя.

Практически не ночует дома. Туалетную бумагу купить не может, зато похвасталась перед женой новой сумкой. Откуда она её взяла?

Жене пришлось купить такую же.

Шестая неделя

Теперь, кроме Дома 2, мы ничего не смотрим. Собеседований больше не было. Просьбы помыть за собой посуду оборачивались причитаниями, что мы не домработницу себе нашли.

С женой меня обсуждала:

— Он не мужик, не может купить тебе посудомойку, вы одинаково работаете, а по дому что-то делаешь только ты.

Седьмая неделя

Еду домой с работы, поступает звонок:

— Заедь по пути в магазин за прокладками.

— Это не ко мне. Проси у сестры.

— Тебе сложно?

Думаю.

— Да, сложно.

— Ну и козёл.

Прихожу домой. Свояченица рыдает, жена вокруг вьется.

— Тебе правда было сложно заехать в магазин? У неё и так все плохо! А ты деньгами попрекаешь?

Восьмая неделя

— Муж, мне нужны деньги.

— Зачем? У тебя же недавно была зарплата! –я очень удивлён.

— Купили сестре строгий костюм, чтобы сходила в банк на собеседование.

— Было бы логичнее сначала устроится, а потом покупать одежду…

— Да, она оказалась права. Ты совсем бесчувственный!

— Так и есть. Сейчас докажу.

Прихожу в комнату, где живёт свояченица. Начинаю скидывать её вещи в чемодан.

— Зачем ты трогаешь мою одежду? – орёт свояченица.

— Бесплатные месяцы проживания окончены! Дуй обратно в Ставрополь!

20 минут – и вещи собраны. Предложил свояченице самой одеваться. В домашней одежде на улице будет неловко.

Еле сдержался, чтобы не пнуть. Жена в истерике.

Девятая неделя

Поступил звонок от тёщи. Кричала, что я глубоко оскорбил все семейство, и она больше никогда не появится в моем доме. Сплясал в реале.

Жена пришла в норму – не было рядом подстрекателя.

Зарекаюсь больше никогда в своей жизни не помогать бедным и безработным.


Однажды я нанёс тёще глубочайшее оскорбление