Муки совести

У нее были длинные накладные ногти с грязью и кровью под низом. И вот именно это привлекло мое внимание. И этими руками дамочка часто перебирала ручки своей дамской сумочки.

— Доктор, ей совсем плохо, да?

— Все сложно конечно, но у нее есть шансы, — ответил я, не сводя взгляд с ее глаз. – Что касается перелома, то мы сможем восстановить все. Хорошо что нет внутреннего кровотечения, лишь ссадины да ушибы. А во рту была кровь, поскольку она прикусила свой язык. Ваша собака, еще молоденькая, а это значит, что у нее есть силы на восстановление.

Ее руки слегка успокоились. А небольшая дамская сумочка опустилась на стол для осмотра пациентов. Она была кожаной с блестящим лейблом известного производителя. Я вернулся к женщине. И стал смотреть на черную собаку, которая спала после наркоза. Из одной лапы у нее выглядывал катетер, а вторая была с неумело наложеной повязкой. Перевязывала видимо эта женщина сама. Рядом с нами был Сашка, который шумно выбирал необходимые инструменты для остеосинтеза.

— Ой, как это хорошо, — ответила женщина радостно. Доктор, постарайтесь ее спасти. Я просто не смогу жить, если она умрет.

— Есть большая вероятность, что она бездомная. Так что после того, как мы ее вылечим, ее все равно никто не ждет. И вы должны понять, что настоящим спасением для нее будет дом, а не все это. Конечно, это хорошо и очень ответственно с вашей стороны, что вы привезли собаку, которую сами же сбили. Но, дальше что-то должно быть еще…

После сказанного, я осознаю, что все это звучало, как будто я просто настоящая сволочь, да и ко всему еще и меркантильная. Совсем рядом с клиникой, где мы работаем была большая магистраль, так что к нам частенько приносили собак, которых сбивали рядом.

А вот хирург Сашка выпросил у начальника множество инструментов для остеопластики. Поскольку ему было крайне интересно собирать растрощенные кости животных. Но, как всегда, в таким ситуациях без этого «но» просто никуда. Сами инструменты, аппарат для рентгена, анестезии и другие расходники также стоили довольно много денег.

К тому же и сама аренда клиники была довольно серьезной. А принимали мы в большей части бездомных. И после того, как возможные клиенты узнавали стоимость лечения бездомного пса или кота, они начинали ругаться. Ведь они были убеждены, что их забота об четверолапом друге заканчивается, когда они положили животное к нам на стол. Было такое ощущение, что они сами просто не видят разницу между клиникой для людей и для животных.

У нас и так были своего рода акции, когда мы давали необходимую срочную помощь по цене в 100 рублей, и то большая часть таких клиентов (пенсионеры) все равно жаловалась и ругалась что это дорого. А сами при этом не хотели взять к себе раненого. А наш стационар при клинике был всего на два места.

Так что много бездомных раненых животных там не размеситишь. Бывало, что нам оказывала помощь девушка Лена из приюта пытаясь всеми возможными путями найти необходимые деньги. Но, в большинстве случаев нам просто оставляли больное животное под дверью.

После этого в сети стали появляться отзывы от хейтеров, что бездушные врачи, просто бросают своих больных пациентов на улицу. А наш начальник, который раньше был совхозным ветеринаром по имени Иваныч однозначно высказал: «Не дай Бог, я еще раз найду к нашей клинике животное. Которое здесь лечится бесплатно, высчитаю из всей смены. А затем перевел дух и сказал: я все понимаю и вижу. Но, ваше милосердие не поможет нам выплатить долги».

Так что эта дамочка на иномарке, которая только что пришла к нам, мне была не в радость, мягко говоря. Она из тех дам, у которых маленькие карманные собачки, либо же красивые кошки с хорошей родословной. И вот эта простая дворняга, никак не подходила ей. Но, она все же ответила?

— Да. Я уже и сама догадалась.

У меня было впечатление, что я не услышал ее. Но, она при этом была полностью серьезная.

— Вы что заберете ее к себе? – спросил я почти заикаясь. Я вспомнил, что еще неделю назад почти получил по морде от своих коллег, от того, что пытался помощь бездомному коту. И как мне показалось, эта не бедная дама с дворнягой, как то будут смотреться не привычно что ли.

— Да. Я ее отвезу к себе. Не волнуйтесь, я не поменяю свое решение.

— Спасибо! – искренне ответил я ей. – Большое человеческое.

— Не за что, ответила она с улыбкой. – Сколько с меня за лечение? – и показала глазами на объявление, повешенное Иванычем на двери. Именно для тех, кто приносит бездомных животных: «услуги стационарного размещения могут быть оказаны, лишь по предоплате». И в этот момент мое лицо стало красного цвета.

— Сама операция будет довольно дорогой, поскольку у нее оскольчатый перелом, — и я подтвердил сказанное, показав ей снимок. – Все это нужно собрать вместе и затем закрепить. Это может занять часа три по времени. Но, у нас работает отменный хирург и современное оборудование ему в этом поможет.

Так что вернем ей все кусочки лапы обратно. А после этого разместим ее у себя до утра. В любом случае, мы закончим поздно ночью. А уже завтра вы сможете приехать за ней. И показал ей стоимость лечения.

— Всего лишь? – спросила пораженная женщина. А у меня опять вырвался вздох.

— Нам чаще отвечать «Так много? А может бесплатно?»

— Да, мне такое тоже знакомо. Только я бы хотела, чтобы она побыла здесь до вечера. А буду возвращаться с работы и заберу ее, женщина пересчитала деньги еще раз, и вручила мне.

— Я вам подготовлю рекомендацию, как правильно ухаживать за раной, — сказал я опуская деньги в кассу и выбивая ей чек. А затем следует еще несколько раз прийти на осмотр, чтобы проверить все ли правильно срастается. А когда все уже будет хорошо, тогда мы заберем лишние части. Уже что-то более конкретное вам скажет сам хирург после процедуры. Но, все же есть вероятность легкой хромоты.

— Спасибо, — сказала женщина, и стала гладить собаку по голове, а та сонно облизывала себя. А у меня ведь когда-то была собака, по кличке Нора. Эта мне ее сильно напоминает. И женщина с грязными ногтями и дорогим маникюром снова потрогал животное за ушком. – А затем я вышла замуж, и забрала ее с собой. Она уже была старая, и с проблемами с желудком. Так что она просто нуждалась в диете.

Моя мама заявила, что не собирается за ней смотреть. Она жила с нами несколько месяцев. А затем на третьем курсе университета я забеременела. И после этого муж меня силком перетянул жить к своей маме, чтобы мы не снимали жилье. А та просто на дух не переваривала любых животных. И вместо диеты, она давала ей что не попадя со стола. Особенно когда меня не было. И конечно, после этого та сильно страдала и поносила. А выгуливать ее в это время было попросту некому.

Так что когда я возвращалась, то квартира была вся просто обосрана больным животным, а мама моего мужа орала как ненормальная при этом. А муж стоял рядом и поддакивал ей. И вот как-то они поставили меня перед выбором – либо собака, либо мы. А я была уже беременна, так что повела бедное животное на усыпление. Поскольку была уверена, что они сами ее выставят на улицу, когда я отправлюсь рожать.

Или еще лучше и пристреля тиз соседского ружья, чтобы уж наверняка. И вот так она уснула на моих руках. В этот момент женщина подняла на меня глаза, и они были полны слез. Но, я никогда не смогу простить себя за то, что мне пришлось сделать с Норой.

Я же могла просто показать свой характер и быть более настойчивой и ответить: «либо Нора остается с нами, либо вы даже на фото не увидите своего внука». Или найти кого-то еще, либо просто вернуться к родителям.

Но, в то время я была слишком молодой, и очень волновалась за малыша. И лишь спустя год, поняла, что я сделала. А может просто повзрослела, не знаю. Я ушла от мужа и его мамаши, отправила ребенка к своей матери, а сама приехала в Москву зарабатывать деньги. И затем меня ждала здесь удача.

И мне кажется, что этот случай с моей собакой, сделал меня сильнее. Я стала более грубой. И вот сейчас если мне начинают говорить: «у вас два варианта, либо вы принимаете мою сторону, либо мы просто разбегаемся!», я сразу вижу свою свекровь. И в этот момент во мне пробуждается настоящий зверь.

И тогда я способна напугать даже самого большого и накачанного мужика. И вот так по жизни я и стала настоящей железной бизнес-леди. Дом построила, отправила сына в Англию на учебу. Только пса так себе и не завела. А тут эта темненькая дворняжка в темноте под колеса ко мне подлетела… Вы думаете это судьба?

— Понятия не имею, — ответил я с улыбкой, и подал ей пачку с салфетками. Но, я когда-то увидел фразу, которая меня впечатлила: «И собак и кошек либо заводят, либо они заводятся сами». Если я правильно помню это выражение принадлежит Терри Пратчетту.

— Я очень люблю Терри Пратчетта! – ответила она стараясь вытереть слезы, которые катились по ее щекам. – Я наверное назову ее Эсмеральда? – проговорила женщина глядя на черного пса. – Она была очень худой, с черной шерстью, и слегка потрепанной.

— Имя хорошее. Только немного длинное.

А затем хирург выглянул из другого кабинета и посмотрел на нас.

— Женька, хватит болтать. Давай бери ее лапку, и приступим! – Я прошу прощения, сказал он в сторону клиентки, — но, в ночное время я плохо помню правила этики и все такое, да еще и перед самой операцией.

— Ой, да конечно. Простите, что задержала! – проговорила она, выбрасывая использованные салфетки в корзину, и беря в руки свою сумочку. – Вот мой номер телефона, наберите меня утром. Я буду волноваться, — и бросив мне быструю улыбку пошла в сторону выхода.

— Не женщина, а мечта… — сказал Саша тихонько.

— И мне так кажется, — ответил я ему. – У нее и дом, и авто, и сильный характер! Ты видел ее руки? Она сама достала пса из-под колес, и принесла его на руках, при этом запачкав свои руки и испортив маникюр. И она из-за этого не волновалась, поскольку есть более важные дела. Может стоит ее пригласить куда-то?

— И думать прекрати! – проговорил он грозно. – Твоя супруга тебя кастрирует.

— Ты совсем дурак. Я не из таких!

— Ой, ты у нас только поболтать любишь. Давай брей лапу, надо браться за дело!

Заработала машинка, в помещении распространился запах йода, и стали открывать разные медикаменты. И мы приступили к серьезному и важному заданию и вместе стали работать внимательно и старательно.

— В целом все хорошо, — сказал хирург. Операция была закончена почти в четыре часа утра. И мы уже с ним знаем, что когда занимаешься таким важным делом, время как-будто улетучивается. – Все осколки я хорошо скрепил, так что все должно быть ок. Короче, мв сделали все, что могли. Остальное за тобой! Я стал сшивать все, а поскольку хирург уже не чувствовал своих пальцев.

Я вставил нитку. И приступил к зашиванию раны. Затем сделал плотную повязку, и мы вставили лапку в гипсовый лубок. А из-за того, что перелом был с осколками, нужно было сделать так, чтобы она не наступала на лапу вовсе.

— А теперь давай спать! – тихо проговорил Саша сладко позевывая. Он взял собаку на руки, и перенес ее в клетку. Закрыл ее и проговорил, — я устал, как собака. Ты спать идешь?

— С тобой, конечно, и я ему улыбнулся и попытался похлопать глазками. – Только выйду на перекур сначала.

— Ой, не надо такого лица. А то ты стал похож не на гея, а на придурка.

— Ой, давай уже спи!

На следующий день женщина вернулась за своей собакой. Спустя несколько недель она снова приехала. Мы провели плановый осмотр, сняли повязки, затем достали все фиксаторы,которые больше там были не нужны. Собака на самом деле была крайне веселой и радостной, и ее привлекательная хозяйка решила назвать ее не Эсмеральдой, а Гитой Ягг.

Она конечно все же немного хромала, но это ее не особо смущало. Тем более, что она даже в таком случае умудрялась высоко прыгать и облизывать меня. А с Сашкой она вообще была просто бесшабашная.

И вот, когда эта женщина приходила со своей Гитой к нам в последний раз, то решила сделать что-то на подобии «благотворительного взноса», который предполагалось использовать на бездомных с которыми к нам будут обращаться.

И после этого в нашей клинике началась настоящая магия. Перестали обращаться с бездомными животными, которые страдали в авариях. И лишь один песик за зиму со сломанной лапкой, который случайно вывалился из окна, но затем его хозяйка объявилась.

Так что Саша спрятал деньги в небольшую банку из-под таблеток и оставил надпись: «использовать лишь в случае ДТП». И вот мы ею воспользовались лишь в начале весны…


Муки совести