Лучшее детство, о котором мы даже не мечтали…

Время летит неугомонно – только родился, а вот уже и волосы седые пробиваются, но остаются у нас самые сокровенные воспоминания, которые никогда не сотрутся из памяти. Для меня такими воспоминаниями стало детство, которое я проводила с моими братьями и сестрами в деревне. И пусть оно было босоногое, небогатое и припорошенное постоянной работой, все равно эти воспоминания самые сладкие и сентиментальные.

Моя мама была младшей дочерью в семье Антонины Степановны. По сельскому ее называли баба Нюра. Она с еще двумя старшими сестрами ютилась в стареньком домике на краю села. Девочки все были статные и красивые, но моя мама ко всему прочему еще и отличалась небывалого тембра голосом. Все парни в нее влюблялись, как только слышали ее заводные песни!

На другом конце жила лучшая подруга Антонины Степановны, которую величали баб Соня, а по паспорту – Софья Андреевна. У нее подрастало трое сыновей. Старшему из них приглянулась моя мама. Да так приглянулась, что покорно ждал ее совершеннолетия и как только оно наступило, на следующий день пришел к баб Нюре свататься. Лишним будет упоминать, как обрадовались две закадычные подруги, что теперь им выпал шанс еще и породниться.

Свадьбу сыграли скромную, но по-деревенски шумную. Поставили шалаш посреди двора, зарезали поросенка и нагнали самогона. Братья и сестры тоже были очень рады за своих кровиночек – жили все дружно и помогали по первому зову.

Мой папа был человек работящий и толковый. Очень быстро он смекнул, что нет ему места в деревне и забрал мою маму в районный центр, а потом областной. Мама не противилась – во всем беспрекословно слушалась мужа. Она поступила в училище и начала осваивать профессию швеи, а папа начал трудиться на заводе.

Вскоре родители получили комнату в общежитии и один за другим появилась я и двое моих младших братьев. Папа и мама жили очень дружно, никогда не ссорились. К нам часто приезжали в гости многочисленные тети и дяди, и задаривали нас подарками. Постепенно папа получил квартиру – ремонт делали всей родней. И так повелось среди нас: все дети между собой ладили и поддерживали друг дружку. Не важно – двоюродные или родные…

Каждое лето мы собирали пожитки и отправлялись в тур в деревню к бабушкам. Кроме нас троих в старенький папин запорожец «паковали» еще наших двоюродных брата и сестру, а также – мешки с «пожитками». От деревни до района надо было ехать сорок километров. Дорога разбитая – не каждая машина выдержит такие транспортировки без эксцессов. А от района до областного центра еще надо было добираться и добираться… Поэтому, папа старался максимально «укомплектовать» нас всем необходимым.

В машине стояли мешок сахара и соли, крупы, вермишель, гречка и небольшое лукошко со сладостями. Специально для обеих бабушек покупалось кофе, чай и приправы. Но эти снадобья нас особо не интересовали. А вот крендели, пряники и конфеты вызывали весьма повышенный интерес.

Ехать надо было три часа. Мы успевали поспать, поиграть в слова, поссориться и помириться. И вот долгожданные три ивы на краю деревни и въезд. Так начиналось наше лето! Самое лучшее лето в нашей жизни….

Вначале нас отвозили к бабе Нюре. Она жила в ветхом домике с большими светлыми окнами. Всегда, когда наш автомобиль въезжал во двор, баб Нюра выскакивала на порог и начинала причитать, что мы так долго ехали и, наверное, устали с дороги. Счастливые внуки обцеловывали свою бабулю и радостно повизгивая неслись осматривать хозяйство.

У бабы Нюры была корова Глаша, коза Маня, множество курочек и большой волкодав Матрос. Последний больше всех радовался новоприбывшим и с удовольствием участвовал в наших играх. Еще на заднем дворе обитали кошки Дуня и Буся, но они не шли к нам на контакт. Зато исправно ловили мышей.

Баба Нюра накрывала для нас стол. Еда была простой, но очень вкусной! Она готовила красный борщ или грибной суп, отваривала картошку и подавала какие-то «подарочки». Ними она называла квашеные огурцы или помидоры, фаршированный перец и соленые яблоки. Вы не ослышались! Только баб Нюра умела их делать. А еще с детства я обожала вкус ее квашеной капусты, которую она готовила по особому секретному рецепту. У мамы такая не получалась…

Как только мы садились трапезничать, двери открывались и на пороге появлялась баба Соня. Как она так точно определяла именно это время – для меня до сих пор загадка… И снова восторженный визг, счастливые причитания, поцелуи и объятия. Бабуля вначале отнекивалась, но потом садилась за стол со всеми нами и тоже приступала к обеду.

После этого мы выкатывались дружной толпой на улицу и начиналось наше босоногое детство. Тем временем папа и бабушки обсуждали последние новости, обменивались впечатлениями и вели разговоры о дальних родственниках или общих сельских знакомых. Обычно такие светские беседы длились до вечера.

Как только начинало темнеть, баба Соня поспешно прощаться с бабой Нюрой, перецеловывала всех ребятишек и забирала сына домой. Папа покорно выгружал пожитки, которые были рассчитаны на долю тещи, и вез маму через все село на машине. Баб Соня в такие моменты чувствовала настоящее счастье и огромную гордость за сына. Уже в доме она доставала для него несколько бутылок красного домашнего вина, скудные гостинцы в виде молока, сала и пирогов для мамы. Они еще долго говорили обо всем, а с первыми лучами солнца отец заводил машину и уезжал домой.

Бабушки сразу же устроили над нами «шефство», которое четко распределялось по неделям. Первую неделю мы жили у бабы Нюры. Помогали ей по хозяйству, пололи сорняки, таскали воду из колодца. Но это были сиюминутные задания, с которыми мы справлялись в течение нескольких минут. Все остальное время мы проводили за прогулками и играми. В селе было много ребят нашего возраста, с которыми мы всегда дружили. Вместе мы бегали на озеро, ловили рыбу, собирали грибы и ягоды в лесу.

В конце недели во дворе бабы Нюры появлялась баба Соня. Она всегда въезжала на телеге, запряженной красивой гнедой кобылой. Эту лошадь она получила в подарок от председателя колхоза. Наши бабушки всю жизнь проработали там и не раз получали звание лучших доярок района.

Мы начинали прощаться с бабой Нюрой. Та плакала и причитала, что уезжаем мы от нее в такую даль… Хоть на самом деле мы регулярно прибегали к ней в гости, ведь деревня была совсем крохотной. Но для большей трагичности происходящего мы с удовольствием подыгрывали бабулям.

Ехали мы через все село с веселыми песнями. Баба Соня вся светилась от счастья, кобыла покорно тянула телегу, а мы чувствовали себя героями какого-то удивительного фильма и мечтали, чтобы он никогда не заканчивался.

Ведь дома была школа, рутинная учеба, четкие рамки и потребность в послушании. А здесь мы росли на лоне природы и учились самому главному: добру и труду. Мы всегда выручали друг друга, чем могли помогали бабушкам и искренне радовались постной юшке и свежеиспеченному хлебу…

Через неделю наша иммиграция повторялась. Вот так делили нас бабушки и каждая учила своим не прописанным истинам. Уже нет их много-много лет… У меня самой подрастают внуки. И я всегда встречаю их в начале лета в той старой ветхой избе, в которой прошло мое босоногое детство. А с портрета на стене мне улыбаются мои любимые бабушки Антонина и София, еще совсем юные и такие родные….


AikarambA
Лучшее детство, о котором мы даже не мечтали…
15 безумно смешных историй, подслушанных в больнице!