Как старый дед чуть не стал жертвой свадебной аферистки…

В деревне жило всего трое людей: бабы Устина и Ликерия, да дед Иван. Все они активно общались между собой и помогали чем могли друг другу. Вот такие добрые соседушки.

Когда-то в поселке было очень много людей. Устраивались шумные посиделки, свадьбы да крестины. Молодежь ходила в школу и помогала старшим, а родители их работали в колхозе. Размеренную и тихую жизнь поселка приостановило закрытие колхозов во всей стране. Молодые в поисках работы массово стали покидать родные стены, а потом и родителей забирать за собой на обустроенное место. Остались лишь трое самых коренных жителей.

Устину и Ликерию дочери часто звали к себе, но старушкам было жаль покидать родные места, да соседа Ивана. У старика не было никого. Жена его умерла еще молодой, а детками их Бог обделил. Так и жили они в тесноте, да не в обиде.

— Лика! Пошли скорее Ваню поздравлять! – звала Устина через забор.

— Тю, Устя! Да с чем-то его поздравлять? – недоумевала Ликерия.

— День рождение у Ивана! Вот ты склеротичка старая! – смеялась ей в ответ Устина. – Я уже пирог поставила в духовку, с тебя – курочка.

— Да-да! – заметушилась Ликерия. – Сейчас все будет, “ан момент”.

Старушки дружили еще с молодости. Их дочери постоянно бегали друг к дружке и прослыли лучшими подружками. Вместе и в техникум поступили, и замуж вышли практически в одно время. Но боязно было бабушкам переезжать в большой город. Все незнакомое, новое…

— Я уже слишком старое дерево, чтобы приняться корнями в другой грунт. Не переживу такого переселения. – вздыхала Устина. В подтверждение ее слов грустно кивала Ликерия.

Старушки собрали свои нехитрые харчи и пошли в гости к близкому другу. Иван часто принимал у себя соседок. Он жил немного дальше по дороге, за маленьким леском и даже держал большое хозяйство: корову, две свиньи и множество кур. По деревенским меркам Ваня был завидным женихом.

Каждую субботу он брал яйца и городину, садился на старенький велосипед и отправлялся на остановку. Оттуда можно было добраться в район попуткой или автобусом. В саму деревню транспорт уже давно не ездил.

Иван торговал на рынке, у старика водилась копеечка. На нее он покупал что-то необходимое для хозяйства, а остальное «спускал» на своих любимых старушек: то пряников привезет, то ткани, а порой даже сгущенного молока. Дружба между соседями крепчала с каждым днем.

Часто Ваня доставал свой аккордеон и начинал играть. Бабушки сразу же начинали улыбаться и громко подпевали своему соседу. Хоть немного их размеренная сельская жизнь приобретала новых красок.

— Доброго здоровья, сосед! С днем Рождения тебя! Пусть все в твоей жизни сложиться самым лучшим образом! – сказала Ликария и вручила имениннику запеченного петуха.

— Ой спасибо, соседушки! Так приятно! Прошу к столу! – обрадовался Иван.

Старики посидели, спели пару песен, поговорили о детях и внуках. Солнце быстро скатилось за горизонт и ночь вступила в свои полноценные права. Иван провел своих соседушек по домам и пошел ухаживать за своим хозяйством. Ему вдруг стало так грустно и одиноко. Вот так целый век прожил, а не детишек, ни семье…

— Устя, ты Ваньку не видела? – вкрадчиво спросила Ликерия соседку.

— Та нет… А что с ним? – не поняла Устина.

— Что-то он зачастил в город ездить. На базар собирается как на праздник: в костюме, бороду бреет, волосы укладывает. Может, какую-то бабулю себе там заимел… — засмеялась Ликерия.

— Да что ты такое говоришь! Какая бабуля? Он всю жизнь сам прожил. Думаешь, на старости решил кого-то себе завести? – засомневалась Устя.

— А то! Хотя, поживем да узнаем…

Скоро Иван сам рассказал соседушкам радостную новость.

— Бабоньки, женюсь я! – сказал Ваня, а глаза его при этом загорелись, как у молодого мальчишки.

— В смысле женишься? – снова начала сомневаться Устина. – Ты свой возраст в паспорте видел? Какая там цифра стоит?

— Та ну тебя, Устя! То ты счастью моему завидуешь. Катя очень хорошая женщина, на базаре со мной вместе торгует. Вот судьба у нее просто тяжелая…

— Женщина?! – переспросила Ликерия. – А лет то ей сколько?

— Ну молодая она еще. Около тридцати пяти, может немножко больше… — намного замешкавшись ответил Иван.

— А зачем ты сорокалетней бабе со своим простатитом и седьмым десятком упал? – влезла в разговор Устина.

— Вот полюбила меня и все! – разозлился Иван и, сплюнув, пошел домой. Тем временем бабушки зашлись практически девичьем смехом. Когда старика уже не было видно, немного успокоившись, Устина сказала:

— Тут дело не чисто! Видать хочет эта красотка или выгоду какую-то поиметь с Вани, или что-то выведать… Нельзя так просто оставить это дело! Мы же друзья, а друзья не бросают в беде своих!

— Да-да! – закивала Ликерия. – Завтра отправляемся в разведку в город.

Двум старушкам очень плохо спалось всю ночь. Их мучали кошмары. Устина даже посмотрела программу про свадебных аферистов и обзавелась новыми знаниями в столь сомнительном деле.

На утро бабушки встали с первыми лучами солнца и отправилась в путь. До ближайшей остановки было пять километров. Они с трудом их преодолели, но дальше было легче.

Устина быстро нашла рынок, на котором торговал Ваня. Да и место его сегодня пустовало, а справа от него находилась очень красивая женщина, но весьма уставшая, с большими синяками от недосыпа под глазами. Старушки побродили по яткам, поспрашивали по поводу овощей и фруктов. Ближе к обеду незнакомка полностью распродалась и, купив у своей соседки молока, пошла прочь.

Бабушки не отставали от нее ни на шаг. Женщина донесла свои сумки до старой ветхой калитки и пнула ее ногой. Сразу же двери дома, который находился за заборчиком, отворились и с них высыпалась грязная босоногая малышня: трое мальчиков и самая младшенькая девочка.

— Мама! Мамочка! – закричали дети. Тут из дома вышел мужчина приятной наружности в старых штанах и потертой рубашке. Он взял у жены сумки, поцеловал ее в щеку и попросил детей успокоиться.

Устина от удивления прям рот открыла.

— Вот тебе и любовь! – обратилась она к своей подруге. Та лишь укоризненно покачала головой. Вдруг старушки заметили старенькую ветхую бабушку, которая грелась на солнышке через два дома, от места жительства невесты Вани.

— Добрый день! – поздоровались с ней Ликерия и Устина.

— Здравствуйте, девочки! Вы кого-то ищите? – спросила она.

— Да нет, мы просто гуляем, дома смотри… Переезжать планируем к детям. – нашлась Устина.

— А, так вот скоро будет вон тот продаваться. Дом сам неплохой, но запущенный очень. – махнула бабушка рукой в сторону места жительства Ваниной невесты. – Там сейчас молодая семья живет, деток у них четверо. Да Бог счастья не дал. Снимают тот дом, да хозяйке уже порядком надоели – будет их выгонять, а дом продавать. Они и не плохие люди, любят друг друга, но Федя, муж Кати, часто в запои отправляется. Когда выпьет, то никого не трогает, но толку с него мало. Нигде не работает даже. А вот Катька каждый день на рынок с сумками. Все в дом тащит.

— Понятно! – кивнула головой Ликерия. – А куда же они с детками-то пойдут. Неужели на улицу?

— Да нет, говорила Катря, что у нее дедушка есть один в деревне. Родственник ее дальний. Так туда поедут его дохаживать. Может и лучше им будет там. А то ж совсем она забегалась…

— Хорошо! Спасибо вам! Мы еще подумаем! – сказала Устина и потянула свою подругу в сторону автобусной остановки. Всю дорогу они ехали молча и не проронили ни слова. Соседушки думали, как спасти от аферистов своего близкого друга.

Как только они преодолели тяжелые пять километров пешком, не сговариваясь сразу же двинулись к Ивану. Тот сидел на крыльце и ремонтировал старые выходные туфли. Точно старик жениться надумал…

— Вань, мы к тебе… — заткнулась на полуслове Ликерия.

— Что, снова меня будете от женитьбы отговаривать! – посуровел Иван. – Я все решил и бабские советы мне не нужны!

— Да не будем мы тебя отговаривать! – сказала Устина. – Выслушай нас хоть! Видели мы, где живет твоя Катерина. Муж у нее есть и четверо детей. С дома их выгоняют, вот им и нужен твой, чтобы перекантоваться.

— Как муж? Катя говорила, что живет одна. А муж ее сидит. Так ее избил, что рожать не может…

— Все она может! – возмутилась Лика. – Вон четверых родила, да до толку довести не может… Муж ее не сидит, а пьет периодически. Вон тебе адресок – сам сходи да посмотри. А еще лучше – с соседкой ее пообщайся. Такая ветхая бабушка, сидит на скамеечке возле ворот.

— Ну вы и следопыты! – улыбнулся в ус Иван. – Ладно, разберусь…

Где-то с неделю Вани видно не было. Бабушки тоже стеснялись идти к нему с допросами. Но потом он сам к ним явился.

— Привет, мои девочки! – радостно сказал он. – Спасибо, что уберегли старого дурака. Сходил я по тому адресу, с соседкой поболтал. Все подтвердилось. Говорит, неплохая та Катя, но сильно жизнью замученная. Передумал я на ней жениться – продал свинью, отдал деньги ей да детям, с мужем поговорил. Нашли они уже квартиру – переезжают. Не знаю, правильно ли я сделал, но так мне сердце подсказало. Дай Бог, чтобы у нее все было хорошо!

Соседки заулыбались, а дед Иван достал свой аккордеон и завел их любимую песню. Настоящая дружба цениться в любом возрасте! Как и действительно добрые дела…


Как старый дед чуть не стал жертвой свадебной аферистки…