Ей было 7, а ему 16.

Ей было семь, а ему шестнадцать, когда ее мама купила однокомнатную квартирку по соседству.

Тете Клаве было очень сложно. Женщина тянула дочь одна, работала на трех работах и мечтала о переменах в жизни, но они все не наступали. А Юленька была еще таким ребенком… могла часами смотреть на мотыльков, бегать за пушистым котом и играть в классики. Такую и в школу было страшно отпускать одну.

Именно поэтому ему, выпускнику, было посвящено водить эту недотепу на уроки и с них. Это была личная просьба его матери, которая безумно жалела соседку. А он как-то быстро смирился и привык к насмешкам своих одноклассниц, которые все смеялись, что он завел себе «девочку». Его «хвостик» терпеливо ждал после уроков, пока он был на продленке или футболе. Вскоре все начали воспринимать соседку, как его младшую сестру.


Когда ей исполнилось одиннадцать, он уже вовсю ходил на свидания. Возвращаясь домой он вытаскивал ее из жестких девичьих разборок, отбирал сигареты и ставил на место непутевых кавалеров своей «девочки». Она была развита не по годам. Жаль, что взгляд ее до сих пор был занят котами и мотыльками. Правда, в другой форме…

Когда ей исполнилось семнадцать, а ему двадцать шесть, они неожиданно поженились. Правда, на разных людях. Их браки продлись где-то год и не принесли в их жизнь ничего стоящего, кроме нервотрепки. Правда, она сразу же повзрослела и перестала быть настолько взбалмошной, а он резко забыл о своей серьезности и впал в творчество. Его картины очаровывали всех вокруг и ее в том числе.

Они часто сидели на кухне друг у друга и пили чай. Она рассказывала, какие козлы мужики вокруг, а он утверждал, что нормальные бабы перевелись. А потом ее мама умерла, а его родителям стало тесно в городе, и они переехали на дачу. Встречи стали более частыми и продолжительными.

Когда ей исполнилось двадцать пять, она уже смогла построить умопомрачительную карьеру. Со всех сторон восхищались ее достижениями и стальным характером. Только он знал, какая нежная девочка живет в ней. Он стал самым востребованным художником современности. Не пунктуальный, взбалмошный, задумчивый… Только ей было известно, насколько требовательный к себе и серьезный он в середине.

Ей исполнилось двадцать шесть, и она захотела ребенка. Он поддержал ее решение и постепенно их квартиры превратились в одно общее жилье. Вскоре она забеременела и подарила ему сына. И тогда началась их новая жизнь. Он всегда был «старшим братом», у которого подрастало двое детей, которых он безумно любил. Ее возраст никогда не мешал быть ей просто «девочкой». Даже когда у них появились внуки, она продолжала прыгать в классики, носить модные джинсы и заливисто смеяться.

А потом случился гипертонический криз. Но он отчаянно верил в ее выздоровление и пообещал ей с неба звезду и поездку на Фиджи. Она не могла отказаться от этого предложения и стала на ноги задолго до прогнозов врачей. Его «девочка» вернулась домой, закинула пенсионное удостоверение подальше на полки и бросилась отдыхать с внуками. Он смотрел в ее глаза и видел такую же взбалмошную «девочку», а не бабушку. И она расцветала в его взгляде.

А потом он ушел и не вернулся… Ей позвонили с больницы, и она провалилась в пропасть. Пока его хоронили, она лежала в больнице и не верила, что его не стало. Дома ее ждала пустая квартира. Их общая квартира, сколоченная из двух… Она еще неделю прислушивалась к лифту. Но он так и не приехал. Потом она подошла к зеркалу и ужаснулась. На нее смотрела восьмидесятилетняя старуха, а не его «девочка», которая умерла вместе с ним…


Ей было 7, а ему 16.