Врач назвал мою дочь девушкой легкого поведения и нахамил, и тогда я не выдержала.

У старшей дочери очень сильно заболел живот. Она медленно сползла по стене: губы синие, вся дрожит. Я незамедлительно собралась, и мы на такси поехали в гинекологию. Время было уже позднее, в приемном отделении нас встретили трое недовольных барышней, которые попивали чаек. Я начала объяснять ситуацию, но одна из них просто рявкнула мне, чтобы я
подождала. Тогда я указала на дочь, которая просто корчилась от боли. Дамочки переглянулись между собой и с недовольным выражением лица указали Тане на кабинет, а мне велели посидеть в коридоре. Я согласилась, прекрасно понимая, что хамством на хамство отвечать не стоит.

Дочка выходит через пятнадцать минут. Вся плачет. Ей сказали, что у нее хламидиоз и внематочная беременность. Вели с ней себя, как с девушкой легкого поведения. После этого очень грубо осмотрели на кресле и отправили в коридор, пока будут делать выписку. Тогда я снова захожу в кабинет, достаю паспорт и подтверждаю, что я – действительно мать, а не подружка. Затем прошу объяснить, что происходит с моим ребенком. Тут одна из врачей просто срывается: начинает кричать на меня и рассказывать, какими порочными становятся дети в таком возрасте.

Я обрываю ее монолог и прошу представиться. Раньше, еще до трех декретов, я работала в государственном учреждении инспектором. Общаться с подобными служащими умею и практикую. Врачиха сразу же успокоилась и начала общаться со мной достаточно вежливо. Она объяснила, что это всего лишь овуляторная боль у подростка, которая должна скоро пройти.
Врач выписала таблетку обезболивающего и направление на УЗИ. Как оказалось, с моим ребенком все в порядке. Еще секунду назад я была ужасной матерью, а моя дочь – девушкой легкого поведения.

По дороге домой я объяснила Тане, почему не нужно терпеть хамства. А ведь подобные происшествия в ее жизни будут неоднократными. Главное, уметь воспринять их с холодным расчетом.


Врач назвал мою дочь девушкой легкого поведения и нахамил, и тогда я не выдержала.