Ангел-хранитель с наколотыми куполами вместо крыльев

Не так давно я похоронила мужа. До последнего любимый надеялся на скорое выздоровление, поэтому писать завещание не спешил. А я и не просила… Только после его смерти стало ясно, как мы с ним сглупили.

Ведь квартиру, в которой обитала наша маленькая семья, мой муж получил еще до нашего брака. Несколько лет горбатился на предприятии – там и «приобрел» весь букет своих болячек. После скоропостижной кончины любимого, его наследством имели право распоряжаться не только я с дочерью, но и его родители. И тут понеслось…

Мама мужа активно начала переселять к нам свою младшую дочь. Лидочке было около тридцати, она нигде не работала и нашла себе прекрасного кавалера Валерика, который как в лучших традициях современного криминального кино, только вышел из мест, не столь отдаленных.

— Дочечьке надо личную жизнь устраивать! – театрально охала свекровь, — А мы уже старые, молодые нас стесняются! Вот у тебя есть две комнаты – делись!

— Так у меня они проходные! – возражала я, — Нас они стесняться не будут? Как им в проходной-то комнате жить!

— А почему это ты им проходную готовишь? Сама с дочкой в проходную иди! А Лидочке отдай изолированную! У них молодая семья! – визжала на меня свекровь не своим голосом.

Уговоры не помогали! Моей дочери было уже шестнадцать, и я совсем не хотела, чтобы бывший уголовник ежедневно дефилировал через ее комнату в труселях. Я предложила свекрови выкупить ее часть в рассрочку. Но такой ход событий ее совсем не устраивал!

— Ты будешь мне выплачивать эти копейки годами! Нет! Не хочу! – твердо сказала она.

После месяца скандалов я таки уступила. Правда, свою комнату я не отдала! Предложила более-менее вразумительное решение – отгородить и вторую комнату, сделав отдельный вход. Хоть в чем-то мне пошли на уступки, и мы зажили большой коммунальной квартирой.

Семейная жизнь у моей золовки проходила в лучших итальянских традициях. Отношения выяснялись громко и без стеснения. Мой словарный запас мог бы пополниться самыми разнообразными ругательствами, от которых вяли уши у всех соседей.

Я поставила в своей комнате замок, но он не спасал меня и дочку от ежедневного страха. Уж больно был Валерик подозрительной и жестокой личностью. Одного взгляда на него было достаточно, чтобы понять – с таким лучше не связываться: весь в наколках, с выбитыми зубами и лысиной. Во рту у него всегда торчала сигареты. Валерик особо не заморачивался и курил прямо на кухне.

От постоянного стресса дочка начала вскрикивать по ночам. Я мечтала разменять это злополучное наследство и наконец-то распрощаться со столь прелестными соседями. Не удивительно, что хитрая свекровь не захотела жить с таким зятьком…

Выхода просто не было… Я взяла большой кредит на лечение мужа и физически не могла переехать хоть на время на съемное жилье. Так прошло целых три месяца.

Однако решение пришло совсем неожиданно и от человека, которого я бы точно не назвала своим союзником.

Как-то раз Валерик остановил меня на кухне.

— Я вижу, как тебе надоела такая жизнь! А свекровка твоя еще та мадам – полквартиры у тебя не по понятиям оттяпала. И дочь у нее такая же – гнилая баба! Не будет нам с ней счастья! Но прежде, чем уйти, хочу справедливость восстановить. Хорошая у тебя дочка, на мою сестру похожа. Жаль, что без отца осталась. Да и ты молодцом держишься! Уважаю!

Я скептически отнеслась к альтруизму Валерика. Не доверяю я подобным людям… Но надежда появилась.

Две недели «молодые» жили душа в душу. А потом я узнала, что Лидочка уговорила мою свекровь переписать полквартиры на Валерика. Якобы, если у него появится собственность, то он сможет прописку сделать и на работу устроиться. Уж очень Лида боялась остаться в девках, поэтому и уговорила мать пойти на столь рискованный шаг.

Как только Валерик получил все права на половину квартиры, то просто вышвырнул Лидочку к родителям. А меня попросил приехать на следующий день к нотариусу.

Мое удивление не знало границ, когда оказалось, что Валерик решил подарить свою половину квартиры моей дочери. Для себя попросил только прописку – действительно хотел устроится на работу и начать новую жизнь.

— Пусть справедливость восторжествует! – сказал он.

Мало того, «родственник» уже к вечеру собрал свои вещи и тоже съехал. Теперь мы живем спокойно. Иногда бывший “сожитель” звонит и спрашивает все ли у нас хорошо. Дочь называет его «дядей». А я наконец-то почувствовала защиту – такой «дядя» точно в обиду не даст.

Недавно Валерик попросил выписать его. Пришел в регистрационный учет – глаза горят, новые джинсы, аккуратная прическа.

— Я начал новую жизнь! Нашел девушку в деревне: красавица и умница. Жаль, муж попался бестолковый – спился и оставил двое детишек. Такие славные, мне как родные. Мы с Галей хозяйство ведем, малышариков поднимаем. Я своих иметь к сожалению, не смогу, так хоть ее ребятишек на ноги поставлю!

Я смотрела, как фигура Валерика отдаляется от меня. Вот он, мой личный ангел-хранитель в наколках!


Ангел-хранитель с наколотыми куполами вместо крыльев